С праздником, дорогие товарищи женщины!

Автор: Ольга Чернятевич | | относится к:

Что именно мы отмечаем 8-го марта?

Нам, христианам, многие говорят, что мы «не от мира сего». Думая оскорбить, эти люди, на самом деле, говорят правду: мы — граждане небесного Отечества и живем, в первую очередь, по его законам и, так сказать, по его календарю. Вот и сейчас у нас — Великий пост, в то время как у всех остальных жителей страны — широко отмечаемый праздник, так называемое «Восьмое Марта»: то ли Международный Женский День, то ли День весны и любви, то ли День Матери... Участвовать ли верующим в праздновании этой даты? Проще всего ответить, что пост — не время для празднеств. Но ведь восьмое марта не всегда попадает в пост, да и разве невозможно встретить торжество скромно, «по-постному»? Поэтому встает вопрос принципиального отношения к Женскому дню, и этот вопрос я постараюсь прояснить.

Собственно, вот и вся суть торжества: освобожденная от любви, скромности, верности и прочих «предрассудков» женщина требует ценных подарков; освобожденный от ответственности за семью и женщину мужчина обороняется, указывая на ее, собственно, равноправие.

Все нецерковные праздники вообще можно разбить на такие группы: во-первых, государственные и гражданские праздники, сами по себе безразличные. Отмечать их можно постольку, поскольку они не вступают в противоречие с тем, что заповедует нам наша вера. Таков, например, Новый Год: в его праздновании не было бы ничего недопустимого, не приходись он на Рождественский пост. Таковы же дни независимости государств или дни городов. Ко второй категории относятся те памятные даты, которые имеют антихристианскую идеологическую подоплеку. И в частности, праздник 8 марта.

Я не стану ссылаться на версию о том, что 8 марта (23 февраля) соответствует еврейскому Пуриму (кстати, не имеющему установленной даты). Эта версия не представляется мне обоснованной по ряду причин, начиная от того, что Клара Цеткин была немкой, и кончая тем, что нелепо осуждать за жестокость царицу Есфирь, которую одобрил Сам Бог. Кроме того, христиане, так или иначе, являются духовными потомками избранного народа, спасенного Господом через Есфирь, что в значительной мере снижает «антипуримный» пафос. Но дело тут в другом.

Повод для празднования Женского Дня хорошо известен: отмечать его ради того, чтоб привлечь внимание общества к проблемам борьбы женщин за свои права, предложила на Второй Международной социалистической женской конференции (1910 год) Клара Цеткин, коммунистка и феминистка. В этот праздник стремившиеся к эмансипации женщины демонстрировали миру свои достижения в социальной и политической областях.

Хотя поначалу Международный Женский день отмечался каждый год в разное время, постепенно за ним была закреплена дата 8 марта. Окончательно это празднество было установлено в СССР в 1921 году: Вторая Коммунистическая женская конференция постановила отмечать Международный женский день 8 марта в память об участии женщин в демонстрации в Петрограде 8 марта (23 февраля) 1917 года. Эта демонстрация стала началом беспорядков, переросших в Февральскую революцию и завершившихся свержением монархии.

Таким образом, это — праздник революционной женщины. Против кого же может бороться женщина-революционерка? Во-первых, конечно, против мужчин. Во-вторых, против Церкви, освящающей «мужской гнет» и семейные узы. В-третьих, против собственных детей, мешающих ее, как принято сейчас говорить, «реализации» в качестве равного мужчине существа: реализации профессиональной и общественной. Даже если мы признаем, что в прошлом женщина действительно была бесправной (на этот счет возможны разные мнения), то сейчас в странах (пост)христианской культуры женщинам уже не за что бороться, их права ущемляются разве что одной их биологической природой. И потому продолжают борьбу только вечно неудовлетворенные, несчастные и агрессивные феминистки, стремящиеся к окончательному подавлению мужского начала. Им многое удалось. Они почти извели в нашем мире всякую мужественность, превратив большую часть мужчин в обороняющихся невротиков, и толкнули женщину в объятия себе подобной. Желая избавить женщину от роли машины для деторождения, они сделали ее машиной для секса. Они превратили убийство нерожденных детей в операцию по удалению «паразита». И потому т. н. «Международный Женский день»— сексисткое торжество надвигающегося матриархата. Для нас, христиан, это означает ниспровержение всех основ мира и Божественных установлений. И еще Восьмое Марта — праздник несчастной женщины. Потому что счастливая женщина, не побоюсь открыть эту тайну, ни за что не борется: ее окружают дети, она любит и любима. И ей не нужен особый день, чтоб почувствовать себя женщиной или получить доказательства любви: если этого нет каждый день, то и доказывать раз в год бесполезно. И таки да, счастливая женщина (о ужас!) несвободна: тот, кто любит и любим, свободным в мирском понимании этого слова не бывает.

«Ну, такого смысла в этот праздник давно никто не вкладывает»,— возразят мне. — Теперь это просто «день любви, весны, материнства». На это я скажу, что такое празднование 8 марта — то же самое, что европейское празднование «Рождества» без упоминания о Спасителе. Понятно, что первоначальное значение даты или явления может постепенно утрачиваться. Более того, я рискну предположить, что это нивелирование всяческих, часто противоположных, смыслов — хитрая бесовская уловка для превращения черного и белого в оттенки серого. И вот уже у нас есть «святой Валентин», покровитель блуда, да и Сам Христос становится глашатаем всевозможных свобод и терпимости. Однако не станем забывать, что Господь призывал нас постоянно бодрствовать, чтобы не попасться в сети сатаны, рядящегося светлым ангелом. Празднование сомнительных дат медленно, но верно размывает наше благочестие и твердость в вере, замутняет ясность религиозных понятий. Невидимый мир имеет некоторое сходство с видимым: питаясь некачественной духовной пищей, невозможно сохранить духовное здоровье.

Да и в лишенном идеологического наполнения виде Женский день не соответствует христианскому мировосприятию. По сети гуляет демотиватор, в одной половине которого — пара носков с подписью «23 февраля», во второй — айпод, сответствующий «8 марта». И демотивационный лозунг (да простят мне читатели его цитирование): «Вы ох...ли?!» Собственно, вот и вся суть торжества: освобожденная от любви, скромности, верности и прочих «предрассудков» женщина требует ценных подарков; освобожденный от ответственности за семью и женщину мужчина обороняется, указывая на ее, собственно, равноправие. Что тут можно праздновать? Постепенный переход отношений между полами в партнерско-потребительскую плоскость? Охлаждение не то что любви, а и самого блуда? В целом, вне контекста борьбы полов празднование того факта, что ты являешься женщиной, выглядит нелепо. Не говоря уже о том, что во Христе нет ни мужского, ни женского пола.

Итак, праздник восьмого марта не душеполезен и антиназидателен, особенно для детей, усваивающих соответствующую модель отношений. Чей это праздник, кроме приверженцев коммунистической и социалистической доктрины и сторонников освобождения женщин от женской сути? Разве что тех, кому безразлично, что праздновать, лишь бы повеселиться (как вариант: получить подарки). Склонность без раздумий делать то же, что и большинство — вредная привычка, и с нею, думаю, имеет смысл бороться. Бог нам в помощь!

2012-03-08 00:00 | Комментарии (0)
относится к: Categories:
Добавить комментарий

Добавьте комментарий в форме ниже. Только простой текст.

Вопрос: Сколько в году Двунадесятых праздников (ответ цифрами)?
Ваш ответ:
.
.
.