Неделя 30. От Луки зач. 91

Автор: Ольга Чернятевич Опубликовано: 2012-12-01 21:39
30 Неделя по Пятидесятнице Евангелие от Луки, зачало 91 (Лк. 18; 18–27)

Чѣлове́къ нѣ́кїи приступи́ ко Ісу́су, искуша́я Его́ и глаго́ля, Учи́телю благїи, что́ сотвори́въ, живо́тъ вѣ́чныи наслѣ́дствую? Рече́ же ему́ Ісу́съ, что́ Мя глаго́леши бла́га? никто́же бла́гъ, то́кмо еди́нъ Богъ. За́повѣди вѣ́си, не прелюбы́ твори́, не убїй, не укра́ди, не лжесвидѣ́тельствуй, чти́ отца́ твоего́, и ма́терь твою́. О́нъ же рече́, вся́ сїя́ сохрани́хъ отъ ю́ности моея́. Слы́шавъ же сїя́ Ісу́съ, рече́ ему́, еще́ еди́наго не доконча́лъ еси́. Вся́ ели́ка и́маши прода́ждь, и разда́й ни́щимъ, и имѣ́ти и́маши сокро́вище на́ небѣси, и гряди́ во слѣ́дъ Мене́. О́нъ же слы́шавъ се́, приско́рбенъ бы́сть, бѣ́ бо бога́тъ зѣло́. Ви́дѣвъ же его́ Ісу́съ приско́рбна бы́вша, рече́, ка́ко не удо́бь иму́щїи, бога́тство въ Ца́рствїе Бо́жїе вни́дутъ. Удо́бѣе бо е́сть вельбу́ду сквозѣ́ иглинѣ́ у́ши проити́, не́же бога́ту въ Ца́рствїе Бо́жїе вни́ти. Рѣ́ша же слы́шавшїи, то́ кто́ мо́жетъ спасе́нъ бы́ти. О́нъ же рече́, не возмо́жная отъ чѣлове́къ, возмо́жна су́ть отъ Бога.

Один человек подошел к Исусу и, испытывая Его, спросил: «Благой учитель! Что мне сделать, чтоб унаследовать вечную жизнь?» Исус же сказал ему: «Зачем называешь Меня благим? Никто не благ, кроме одного Бога. Ты знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца и мать». Тот ответил: «Все это я соблюдаю с юности». Услышав это, Исус сказал ему: «Еще одного тебе не хватает. Продай все, что имеешь, раздай нищим, и приобретешь сокровище на небесах, и последуй за Мною». Человек, слыша это, огорчился, потому что был очень богат. И, увидев, что он огорчен, Исус сказал: «Трудно имеющему богатство войти в Царство Божье, поскольку удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому — в Божье Царство». Слышавшие же спросили: «Кто тогда может быть спасен?» А он сказал: «Невозможное для людей возможно Богу».

Отвечая пришедшему к Нему богачу, Господь Исус Христос упрекает его в использовании именования «благого» в отношении Себя, конечно, не потому, что отрицает Свое право на такое именование. Говоря, что никто не благ, кроме одного Бога, Господь показывает пришедшему, что тот, как и многие из присутствовавших рядом и испытывавших Его, не может сомневаться в Божественности Учителя, и это выдают его слова — однако же и не решается признать этот факт, либо опасаясь осуждения иудейских начальников, либо боясь следовать за Ним. С другой стороны, Христос напоминает нам, что все добро исходит только от Бога, так что советы каких бы то ни было учителей добры лишь настолько, насколько согласуются с Его законом и волей, и то доброе, что есть в каждом из нас — не наша заслуга, а дар Того, кто обладает всей полнотой блага.

Перечисляя известные вопрошавшему заповеди, Господь в очередной раз показывает преемственность учения Ветхого и Нового Завета. Однако он возводит слушателя на высоту Своего нравственного учения, в котором раскрывается подлинный смысл Божественных моральных требований. Исус Христос призывает стремящегося к совершенству не просто исполнить те заповеди (не убивать, не красть, не прелюбодействовать и проч.), которые естественны для человеческой природы, изначально сотворенной доброй,— но и сделать то, что выше природы, то есть проявить самоотречение и последовать за Ним, земному богатству предпочтя небесное сокровище.

Богатство само по себе является серьезным препятствием на пути в Царство Божье. Его стяжание требует непрестанных забот о тленном в ущерб вечному, суеты — вместо внимания к своей душе, а сохранение отнимает много душевных сил. Оно подвергает душу искушению сребролюбия, скупости, немилосердия. Поэтому Господь и говорит, что богатому сложнее войти в Небесное Царство, чем верблюду — пройти сквозь игольное ушко. Тем не менее, Он не сказал, что это совершенно невозможно: невозможное для человека, по словам Господа, возможно для Бога. Блаженный Феофилакт разъясняет, что богач не может спастись, оставаясь богачом, то есть слугой своего богатства, и будучи привязанным к нему. Он спасается, или перестав быть богачом и лишившись своих стяжаний ради Господа и милосердия к ближнему, или отрекшись от богатства как своей собственности и распоряжаясь им, скорее, как управляющий, то есть используя его на благие цели. «Кто одержим богатством,— пишет святитель,— тот не спасется; но кто имеет богатство и держит его в своей власти, а не сам у него находится под властью, тому трудно спастись по немощи человеческой. Ибо невозможно не злоупотребить тем, что мы имеем». Таким образом, скромность в стяжании и даже бедность — угодное Господу и наиболее располагающее к освобождению от страстей состояние, если, конечно, оно не сопровождается ропотом и завистью.

относится к: Categories:
.
.
.