Поездка ниоткуда на концерт Умки и обратно

Автор: Ольга Чернятевич | | относится к:

Поездка на концерт «Умки и Броневика» в Киев 7 марта 2009г. и в Винницу 8 марта 2009г.

Сразу предупреждаю: это рассказ не о концертах Умки, а о моем путешествии. То есть самое драгоценное я оставила одной себе, и в тексте его нет. Дорога в Киев начинается с сельского автобуса. Проезд до Корсуня стоит семь гривен. Даю шоферу десятку и жду сдачи. Не дождалась. Ну что ж, в таких ситуациях я не вмешиваюсь в ход событий: пусть каждый доходит до пределов своего безумия. Через несколько километров водитель берет некую ведомость и начинает ее изучать. Изучает на протяжении нескольких сел. Наконец, выдает мне одну гривну. Отчего-то я так обрадовалась, словно с этой бумажкой ко мне вернулась вера в людей. Однако изучение ведомости продолжается. Проезжаем еще пяток километров — и шофер подает мне еще три гривны. «Кому это?» — удивилась я. «Вам». «А одна гривна была кому?» — боюсь, что присвоила что-то чужое. «Тоже Вам». Пассажиры смеются. Такие странные происшествия обычно обещают нечто удивительное и приятное в ближайшем будущем.

В Киеве пришлось заехать за Иустином, нашим средним сыном, который гостил у своего деда, а моего свекра, на Троещине. Ибо посещение концерта Умки было Иустину обещано еще в декабре. «Филин», несомненно, был полон всяких любителей музыки, и мне пришлось сесть на пол возле самой сцены. Подогнутые ноги вскоре затекли. Впрочем, все справедливо: в каждой бочке меда должна быть ложка дегтя для усиления восприятия. Иустин воцарился на рюкзаке. Очевидно, концерт произвел на него приятное впечатление, ибо он вскоре расслабился, развалился и начал ковырять ковролин на краю сцены. Рядом с нами сидел некий молодой человек. И вот, с очевидностью галлюцинации я увидела, что он тоже медитативно колупает обивку. После этого стало совсем хорошо, и внезапно накрыло волной чувств, которые приблизительно передаются словами «свобода» и «братство». Сколько времени эти чувства меня не посещали! — ни с такой интенсивностью, ни в таком сочетании. Давно уж — где братья, там долг, а где свобода — там враги. Ради таких явлений, конечно, стоило не только ехать на концерт, но и делать что-то более сложное, например, жить. В общем, концерт протекал так, как всегда в Киеве, где даже вид публики звучит, как песня о чем то, что и не снилось мудрецам (это объяснение в любви).

А потом Умка сказала: «А кто приедет из Киева в Винницу…» — и тут меня осенило. Оказалось, что в ту же секунду осенило не только меня, и мы как-то легко обрели друг друга, так что на следующий день поехали в Винницу на удивительно дешевой и быстрой электричке (хотя я, как истинная поклонница тяжелой жизни, настаивала на автостопе). В том же поезде ехали и «кумиры молодежи». Иустин, конечно, остался у деда. Внезапно позвонил муж и сообщил странные вести: с помощью интернета ему удалось выяснить, что его предки были не украинцами, а немцами. Это было уже ни на что не похоже: уезжаешь из дома, оставляя там надежного и испытанного во всяких приключениях мужа, а он стремительно начинает становиться не собой, меняя даже национальность, так что непонятно, к кому и возвращаться.

Вот нас встречает Винница. Зал в гордом центре мультимедийных технологий казался темным. Пока не зазвучала музыка. Хотела бы я знать способ, каким Умке удается превратить в чистую энергию и нудную холодную погоду, и поездку в трясущемся трамвае, и малосъедобные голубцы с корейской морковкой… Естественно, всем было хорошо. Винничане показались мне людьми сдержанными или даже застенчивыми — однако после концерта это впечатление обнаружило свою обманчивость. Мы даже поучаствовали в распитии спиртных напитков на лавочке под гитару и в дружеской встрече с винницкой милицией.

Потом мы вписались у милых девушек из группы «Домъ-Плот» (это реклама). Наутро я, в качестве труженицы села, проснулась раньше всех и, завидуя тем, кто спит, отбивалась от поцелуев любвеобильной кошки. Хозяйка любезно предложила завернуть кошку с собой. За окнами обнаружился загадочный вид: новенькие красные и зеленые стулья, рядами стоящие перед круглой площадкой техногенного вида. Вокруг — глухие заборы. По непроверенным данным, в этом месте приглашенные наблюдают приземление НЛО. К сожалению, с достопримечательностями Винницы мы так и не познакомились. Когда все, наконец, проснулись, оказалось, что уже пора уезжать. По пути на вокзал сквозь мокрый снег увидели только остров на Южном Буге и конфетную фабрику вдали.

Оказалось, что хорошая электричка собирается ехать без нас — потому что билетов на нее нет. Пришлось ехать с пересадкой, через Козятин. Козятин, как известно, славен памятниками Ленину и цыганами. Вторых мы так и не встретили. Памятников же около вокзала обнаружилось не менее трех. Хотя, по-моему, лучше один большой, чем три маленьких. Тщеславно замечу, что в Козятине мы были популярны среди аборигенов, бурно радующихся за нашей спиной. В течение двух часов мы прогуливались по городу и посетили околовокзальные помойки. На одной грязной, пустой улице обнаружился щит с рекламой, гласившей что-то вроде: «Если Вы богаты и круты, то для Вас — такси такое то, тел…». Еще этой категории граждан предлагались гостиничные номера «со всеми удобствами». К сожалению, мы не были ни богатыми, ни крутыми.

В электричке до Фастова нам предоставилась возможность (крайне познавательная) любоваться в естественных условиях флиртом человеческих особей: «Он» (как принято писать в лучших литературных творениях) включил какую-то активно романтичную музыку на телефоне, Она склонялась к нему челом и длинною ногою. Потом откуда-то начал раздаваться монотонный женский голос, рассказывавший о том, как люди приходят работать на электроный завод, «им ничего не говорят», а ночью их тела, с уже отрезанными головами и кистями рук, вывозят на подземный мясокомбинат в окрестностях Одессы. Эта повесть циклично повторялась, обрастая все новыми подробностями, присутствующие внимательно слушали. Некоторые умудрились даже поддержать разговор. Поезд шел куда-то в полной тьме…

Затем меня придавила семейная пара, объема которой хватило бы на несколько пар, и я ко всему потеряла интерес. В общем, ко времени приезда в Киев стало ясно, что для счастья мне хватает моего бесполезного труда. Так что в Полтаву я не поехала. Вернулась к своим, скажем так, баранам. К своим детям и хозяйству. Впрочем, ошибется тот, кто думает, что мне удалось вступить в очерченный круг по-сельски здравого смысла. Отнюдь. Дома выяснилось, что две наши новорожденные козы за время моей поездки стали козлами. Такие мы опытные козоводы…

2009-03-12 07:35 | Комментарии (0)
относится к: Categories:
Добавить комментарий

Добавьте комментарий в форме ниже. Только простой текст.

Вопрос: Сколько в году Двунадесятых праздников (ответ цифрами)?
Ваш ответ:
.
.
.