Новая притча о Ходже Насреддине

Автор: Ольга Чернятевич | | относится к: , , ,

Трикстер на буром осле.

Существуют такие приметы: если ласточки низко летают, значит, будет дождь. Если в ряду нута нет ростков, значит, Варвара полола там морковь. Если во дворе раздается пароходный гудок, то, значит, осел чем-то недоволен.

Осел на пастбище

Тут невидимый собеседник задает мне вопрос: а зачем же мы осла завели? Удивляюсь, как не стыдно задавать такие вопросы, ответ на которые вполне можно найти самостоятельно? Ясно же: половина из всего, что мы делаем, делается ради того, чтоб быть не как все и написать об этом в блог. А вторая половина — для души. Так что сразу поговорим о второй половине осла. Каждый заводит себе питомца по своему образу и подобию, и гордый благородный конь не всем мил. Кому-то гораздо ближе упрямый и самодовольный осел. С учетом моего роста, по хозяйке и лошадка. Но, когда я иду с конем по полю вдвоем, заводя его на закате с пастбища, смею надеяться, это выглядит гармоничнее, неже ли офисныйъ подвижникъ песньъ сиюъ группыъ рекомойъ любэъ поющеъ (аще ли же смущаетъ тя строй сей речи, обратися ко онымъ). Кстати, ходить с конем и в самом деле очень приятно: чувствуешь себя сильной, когда тебя слушается такое большое и умное животное.

Кроме того, осел — герой многих притч о Ходже Насреддине. Где он, то есть осел, представляется неизменным спутником мудреца и его собеседником. А заодно олицетворением здравого смысла, лишенного вялой философской рефлексии, и воплощением самой природной жизненной силы, благодаря которой мир стоит на своих устоях крепко, как упирается копытами осел, не намеренный покидать теплого хлева. Принц на белом коне — вообще герой не моего романа. То ли дело трикстер на буром осле.

Как-то у Ходжи Насреддина издох осел.
— Что ж поделаешь, Ходжа? Все мы смертны, все умрем, все будем на том свете, — утешали его друзья.
— Это, конечно, так, — отвечал Ходжа Насреддин. — Но мне бы хотелось прибыть на тот свет не пешком, а на собственном осле.

Мы долго думали, купить ли себе лошадь или осла. Ведь ясно, что, если уж ты в крестьяне пошел, то и Рубикон безлошадности следует перейти. Не просто потому, что любую пьесу следует играть от души, в том числе и спектакль про крестьянина-постмодерниста, читающего Фукуяму при свете лучины. Крупные тягловые животные и в самом деле полезны в хозяйстве. И, в отличие от трактора, не потребляют бензина, зато производят ценный навоз.

Осел не худой, просто такой

По ряду признаков осел привлекательнее лошади: в отличие от коня, который дохнет как от работы, так и без работы, осел к работе относится без чрезмерного рвения, от безделия не унывает, чрезмерно трудиться его тоже не заставишь. Вдобавок он живет около шестидесяти лет, так что можно будет, словно в сказке, оставить старшему сыну дом, среднему — стадо, а младшему — осла. Ведь мы рождены, чтоб сделать быль сказкой. Как сказал поэт,

Те, кто рожден, чтоб сказку сделать былью,
Когда-нибудь умрут и станут пылью.
А кто рожден, чтоб сказкой сделать быль,
Тот никогда не обратится в пыль.

Так что осел — это must have, он онтологически необходим. У лошади перед ним вообще, можно сказать, только одно преимущество: когда к тебе прибегут недовольные соседи с вопросом: «Почему у вас конь ржет?!», — можно ответить: «Над вами!». В случае осла придется промолчать. Зато на осле проще научиться обращению с семейством лошадиных, он все-таки мельче, неприхотливее и дешевле.

Итак, наш осел. Ему семь лет, однако биография его неординарна и насыщенна. Вкратце: родился в Дагестане, потом, приехав на Украину, работал в цирке-шапито, позднее в качестве компаньона жил у одного депутата, потом в поте морды своей возил металлолом у цыган. Предпоследним его хозяином был наш единоверец, старообрядец, который купил осла для хозяйственных работ, но так и не нашел, за делами бизнеса, на эти работы времени, так что осел целый год стоял в хлеву без дела – пока не попал к нам. Бывших имен у него не меньше, чем бывших хозяев: при цыганах осел звался Ибрагимом, у старообрядца — Ешкой (от странного слова Ешак), у меня, из соображений граммар-нацизма — Оськой. Вот если бы кто-то из нас столько повидал в жизни, он наверняка бы возгордился, а Оська-Ешка — нет. Посадили его в машину — он, не привередничая, сел, повезли — поехал, приехал — вылез и тут же принялся жевать презираемый козами бурьян. Правда, теперь я знаю, что это была демонстрация: так будет с каждым бурьяном, который... Увы, он не настолько непривередлив в еде, как казалось поначалу.

С появлением осла начался новый период нашей жизни, сразу же отбросивший на всю прошлую жизнь розовую тень беззаботности. Теперь во сне мы видим недоуздок, трензель и расчистку копыт, а наяву мечтаем о плуге и тележке. Да, мы намерены пахать и ездить на этой скотине — иначе она сама будет пахать и ездить на нас. Ослы вообще, похоже, склонны сразу ставить вопрос ребром: кто в семье главный? И потому мы срочно озаботились выковыванием у себя железных характеров.

К сожалению, обращению с ослом приходится учиться на собственных ошибках: в нашей местности (Черкасская область) практически никто их не держит. В интернете русскоязычных публикаций мало, на фермер.ру цитируются иностранные книги по ословодству в машинном переводе: «Пальто у задницы хуже, чем у коня, и быстрее промокает...».

Задница в пальто больше всего любит «каждыми днями» (выражение Кондрата) валяться в пыли на скотном дворе и пожирать груши. Зима осла явно опечалила. Гулять по снегу и слякоти он не охотник, так что ждет весны, от скуки грызет калитку и, вылив воду из ведра, нудно стучит им о стену.

Обычно ословоды предупреждают о главной проблеме ослов: их крике. Вообще-то, кричат ослы только тогда, когда хотят пить или спариваться; а хотят спариваться они всегда, когда не хотят пить. Но наш в этом смысле является личностью свободной: будучи мерином, нерастраченный жар своего сердца он посвятил грушам. И впервые мы услышали его крик, когда он под покровом ночи, выломав дверцу, проник под грушу и был оттуда возвращен в свой загон. От этого вопля-гудка у меня похолодело внутри. А сейчас привыкла.

Точнее, мы взаимно понемногу привыкаем друг к другу: дети учатся кормить и поить осла, а он, будучи в хорошем настроении, соглашается покатать их на спине. Особенно ловко сидит верхом, обхватив ногами ослиные бока, средний сын, Иустин. Пока погода позволяла, муж устраивал показательные верховые прогулки по улице, закрепляя в соседях мысль, что мы таки евреи, и обижать нас опасно (как говорят местные жители: «Коза — это еврейская корова, а осел — еврейская лошадь». Мне и в самом деле эти евреи все больше нравятся). А за ослом бежали сельские дети с вопросами: «А где у него рога? Он, наверное, маленький? Еще вырастут?»

К перевозке же сена осел не столь благодушно настроен. Летом муж пытался взвалить тюк на его спину, но тот, как и полагается сказочному персонажу, ответил человеческим голосом: «У меня четыре ноги, пока я их переставлю: топ, топ, топ, топ. А у тебя две: топ-топ! Вези свое сено сам!». Что ж делать, пришлось мужу тащить сено на себе, а сена мы прошлым летом заготовили невиданное количество. Но ничего, у осла еще целая жизнь впереди, пятьдесят лет. Научим.

А если в хозяйстве ничего не получится, выйдем на рынок местного интернета. Пока что, судя по скорости, каждый бит нам доставляет пеший курьер. На осле мы будем вне конкуренции.

2013-01-28 13:15 | Комментарии (2)
относится к: , , , Categories:
Ozz (LonelyWolfster)
Ozz (LonelyWolfster) сказал
2013-12-14 17:00

Браво!
с удовольствием вычитал весь текст до дна, по такое славное животное!!!
И ослику и Хозяевам респект и уважуха, как говорят у Вас в Одессе! ;-))

Максим Чернятевич
Максим Чернятевич сказал
2013-12-14 21:58

Спаси Христос.

Добавить комментарий

Добавьте комментарий в форме ниже. Только простой текст.

Вопрос: Сколько в году Двунадесятых праздников (ответ цифрами)?
Ваш ответ:
.
.
.