Как я стала еврейкой

Автор: Ольга Чернятевич | | относится к: ,

Израильским героям слава!

Это случилось со мною внезапно. Да, вот такое иногда happens. Наверное, заразилась.

От природы я была склонна гордиться тем, что я русская. Вот так трясешься в промерзшем омском троллейбусе, сдавленный зоопарком шуб со злыми человеческими лицами, глядишь в дырочку посреди оконного стекла, на протапливание которой кто-то пожертвовал, кажется, последнее тепло своего тела… и думаешь: все-таки мы, русские, великий народ, нация Толстого и Достоевского. Можно сказать, по кусочку Достоевского и Толстого живет в каждом из нас. Вот и твой длинноволосый друг негромко напевает тебе на ухо про то, что путь к святости может быть двояким: либо через бескомпромиссную чистоту, либо через глубочайшее падение. В любом случае — через самоотречение. Хотя и так понятно, о чем идет речь.

Когда по ходу времени я закономерно утратила часть духовного богатства, я начала симпатизировать украинцам (отчасти, конечно, потому, что вышла замуж за киевлянина). Украинское «соби, для сЭбе», несомненно, выигрывало в моем сознании на фоне русского единоплеменника, который идет пить с девицами с верхнего этажа и уносит из дома банку закатанных женой помидоров. Широка русская душа, я хотела душу поуже, как раз под свои размеры. Муж тогда считал себя украинцем и громко кричал где попало: «Украинским героям слава!». Однажды девушки с филологии попросили его, в качестве носителя языка, записать на аудиокассету (да-да, это было очень давно) украинскую речь — что он и сделал, начитав им свою единственную украиноязычную книжку, какую-то пропагандистскую чепуху про древнеславянскую веру. С выдуманным лично им невероятным польским акцентом. Все это было для Омска оригинально и потому захватывающе. Хотя и нет у украинцев своего Толстого и Достоевского, есть только Тарас Григорьевич Шевченко, в честь которого на Украине названа каждая вторая вещь (ну и еще трое великих мелкодержавных писателей). Это, по сути, неважно, ведь украинская душа — она не мятется и не рождает многабукаф, а спокойно кормит своего поросенка, убирает свой двор и только иногда запоет тоскливые песни про «гнобили» и «загину». Но, к моему уважению, не так часто, чтоб это мешало полезному труду.

А евреями в то время в нашей семье и не пахло. Хотя моя близкая подруга любила воображать себя еврейкой и носила (внезапно!) пейсы, огорчавшие ее недостатком пархатости. Эти пейсы, между прочим, меня к ней и привлекли: память на лица меня плохая, потому и дружу с теми, кого трудно забыть. Близкие родственники, напротив, отговаривали меня от дружбы с хитрыми евреями. А у меня не было никакого мнения по еврейскому вопросу. Невероятно, но без него вполне можно жить.

Самое смешное, что я долгие годы не замечала всех этих «звоночков» со стороны своего подкрадывающегося еврейства. Ничего не заподозрила, когда к нам пришел в гости новообращенный в старообрядчество русский националист, посмотрел на наших детей и одобрительно сказал мужу: «А дети-то ничего, арийской внешности». И тогда, когда впервые прочитала отзыв наших интернетных единоверцев о нас, как о «еврейской парочке, интеллектуальной плесени на теле старообрядчества» (за последнее, конечно, спасибо. Приятно). И даже когда муж начал мне рассказывать о том, что в метро его, сероглазого блондина, часто принимают за еврея и даже зовут в гости в Израиль. Еврейство подкрадывалось на цыпочках, звонило и убегало.

Ну, а потом я вдруг смирилась. Нет, я не стала иудейкой и не вступила в ZOG. Всего лишь приняла неизбежное: раз мои враги упорно называют меня еврейкой, то пускай я ею и буду. Многочисленные (и откуда берутся?) враги не могут ошибаться. Тем более, и фамилия у нас подозрительная, кончается на -ич. То ли польская, то ли, в самом деле, еврейская. И внешность у меня неарийская: волосы темные, глаза быстрые, нос длинный и с горбинкой. Относительно этого неудачного носа я с детства слышала от матери историю о том, что она когда-то уронила мне, невинному младенцу, на нос пузырек лака. Потом оказалось, что все рассказанное — выдумка. Кстати, с тех пор это одна из величайших загадок, на которые я все время ищу ответ: зачем? Нет, и у меня есть свои экстремумы и точки самоотрицания, но это уже какой-то предел экзистенциальной вины. Почти то же, что просто родить дочь еврейкой. Тем более, что мой нос мне никогда не казался неудачным. Да он вообще меня украшает.

И большинство моих друзей с некоторых пор почему-то евреи. Да и муж стал евреем. Успел еще за это время найти у себя предков меннонитов и побыть немцем, но среди немцев не задержался, а теперь верит, что унаследовал еврейство от бабушки по отцу. Видать, путь еврейской крови был по-еврейски извилист и хитроумен. А мне и верить-то не во что: среди моей родни евреи не числятся.

Официальной датой моего присоединения к еврейству станем считать 6 мая 2012 года, когда я посетила «День Израиля» в Черкассах. Увидела на стене объявление с большой звездой Давида. Пришла. Оказалось, сборище в поддержку государства Израиль. Я скромно села в сторонке — я, конечно, уже не младенец, и кровь моя анемична от прожитых лет, но все же… за что-то ведь христиане боятся евреев? Народу набился полный зал. Я смотрю по сторонам: так вот какой ты, библейский народец! Довольно симпатичный, экзотично-восточный, чужой и притягательный… Я ведь отношусь к людям, способным врубиться во что-то до полного зависания.

Наконец, все собрались, от стариков до малых детей, и началось само действо: и песни на иврите, идише и русском (с ввергающим христианина в ужас рефреном: «Мессия, мы ждем тебя!»), и еврейские танцы, и зажигательные проповеди ведущего, и совместные моления с экстатическим покачиванием… постепенно это начинает мне что-то напоминать. И вот я сижу обалдевшая и пытаюсь понять: мессианские евреи? еврейские харизматы? Наконец, часа через полтора, ведущий сообщает: «Мы, хотя и христиане, любим евреев…». А, между прочим, афишу надо было внимательно читать, там внизу шрифтом восьмого кегля напечатано: «Проводит Церковь Обновления». Так что среди всех собравшихся украинцев-пятидесятников я одна была еврейкой. После собрания наш народ еще призвали: «Дорогие евреи, останьтесь на чаепитие и покажите тем самым, что вы простили христианам все нанесенные вам обиды». Так я осталась и простила — надеюсь, никто не против? (только вот не надо упрекать меня в том, что простила за какой-то несчастный кекс и пару печений. Я не за это, а ради любви).

Недавно к нам из глубины сибирских руд и бывших оборонных заводов приезжала наша мать и теща. Раньше-то она смеялась над идеею (это слово вставлено ради трех гласных подряд) евреев из Кош-Агача, а теперь вот решила поддержать зятя и в который раз проверила корни нашего с нею генеалогического куста. Сошлись с зятем на том, что евреем был мой прадед Василий, молодым погибший на Великой Отечественной войне. Ему ведь уже все равно.

А в общем то, как из песни слов не выкинешь, «я подамся в жиды, в педерасты, в поэты, в монахи… Все, что угодно, лишь бы не нравиться вам». Одно я знаю наверняка: лучше быть евреем, чем антисемитом. Так что берегись, !7ит! Я буду тебе активно не нравиться. Израильским героям слава!

2012-12-29 00:40 | Комментарии (0)
относится к: , Categories:
Добавить комментарий

Добавьте комментарий в форме ниже. Только простой текст.

Вопрос: Когда отмечается Рождество Христово по новому стилю (ответ цифрами)?
Ваш ответ:
.
.
.